ads

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

«Поймать и загрызть бабушку». В этом весь Валерий Рубин

Как становятся писателями? Неужто однажды утром просыпаются с мыслью: «Давай-ка напишу книгу и продам её, чтобы больше в офис не ходить»? Возможно, где-то когда-то нечто подобное имело место.

«Поделитесь своим хорошим настроением, и мир станет чуточку счастливее...»

«Просто заговорите с кем-нибудь сегодня, поделитесь своим хорошим настроением, и мир станет чуточку счастливее и добрее. Поверьте, так оно и есть».

"Я же не шаман, чтобы бить в бубен..." Интервью

Человек, которому пришла в голову идея написать книгу, прежде всего должен задуматься, о чём она будет. Количество тем, которые можно рассмотреть, неисчислимо.
Однако зачем фантазировать, если можно просто оглядеться вокруг и написать... о жизни. Современный автор Валерий Рубин, перу которого принадлежат книги «И было Слово...», «Секретный сотрудник», «Слуга 3 (трёх) господ», «Две родины у нас...», «Арчи Длинные усы» и другие, на страницах сборника рассказов и эссе «Се ля ви» предложил вниманию читателей истории, вдохновлённые обычными событиями, происходящими вокруг. Можно ли назвать каждую из них абсолютно реальной? На этот вопрос ответить сложно. Скорее правда и вымысел тут пребывают в идиллической гармонии, прекрасно дополняя другу друга.
Корреспондент пресс-службы издательства «Союз писателей» побеседовал с Валерием и попытался выяснить, о чём конкретно его книга, откуда взялись идеи, как родились герои, для кого автор писал. Одним словом, хотелось узнать всё, что творилось в книжном закулисье. Готовы приподнять полог тайны? Тогда поехали! 
Корреспондент: Валерий, охарактеризуйте сборник рассказов и эссе «Се ля ви» одной фразой.
Валерий: В двух словах? «Такова жизнь». 
А какова жизнь? Жизнь – это то, что нам не принадлежит. А кому? Вопрос интересный: кому же, как не нам? Мы появились на свет благодаря маме и папе. А мама и папа? А мамы и папы мам и пап? Начиная с Адама и Евы, мы все без исключения получаем жизнь на правах аренды на определённых условиях, изложенных в заповедях. Но если мы арендаторы, то кто Хозяин? Вот это мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Мы временщики, букашки, ползающие по Земле, пыль во Вселенной. Поднимите глаза вверх – и что там? Бездонное небо. В телескоп, правда, при хорошей погоде можно разглядеть иные миры. Жизнь – как известно из философии – есть форма существования материи. Материя состоит из протонов и нейтронов, атомов, молекул – это уже физика. Тело, в свою очередь, состоит из атомов. Галактика состоит из атомов. А душа, из чего состоит душа, из нейронных связей?.. Да, образно говоря, мы – дети Галактики, но как это связано с нашей повседневной жизнью? Вы что-то понимаете в жизненном цикле, круговороте природы, реинкарнации? Я – нет, но пытаюсь. Такова жизнь. Пока мы живы – мы её свидетели и исследователи. И в некотором роде комментаторы той эпохи, в которой довелось, посчастливилось явиться этому миру. Как видите, одной фразой не получается.
Корреспондент: «Се ля ви» в переводе с французского означает «такова жизнь». Какова она в рамках книги? Какие основные дилеммы встают перед героями? Насколько, по Вашему мнению, это жизненно?
Валерий: Дилемма вообще-то у героев всегда одна: быть – или не быть героем. Но в широком смысле жизнь героев разнообразна. Интересна. Временами печальна. Иногда складывается довольно счастливо. Но всегда – бесценна. Я не ставлю героев перед «дилеммами». В моих рассказах они оживают в той или иной эпохе, при тех или иных обстоятельствах: чем-то занимаются, странствуют, воюют, делают открытия, раздвигают горизонты, утверждают себя. Жизнь бесценна, потому что она единственна и неповторима. Как для героев, так и для людей.
Корреспондент: Какой рассказ Вы могли бы назвать ключевым и максимально отражающим идею книги в целом? Почему?
Валерий: Это непросто. Если назову «Ромео с Ближних прудов», надеюсь, другие не обидятся. Это жизнеописание кота Тайрика. В другой версии рассказ, как и книга, называется «Поймать и загрызть бабушку». Писал я его по свежим впечатлениям и наблюдениям за котом. Да-да, за домашним котом. Почему он, как Вы спрашиваете, для меня «максимально отражает» идею книги в целом? Отвечу фразой из самого рассказа. Там идёт диалог нашего героя с приглянувшейся ему лягушкой Лиззи. Концовка длинновата, но, пожалуйста, потерпите: 
«Так бывает. Мы встречаемся, влюбляемся, расходимся. Говорим порой на разных языках, но мир от этого никак не меняется: трава остаётся зелёной, небо – голубым, а море – солёным. Далеко не все наши желания исполняются, и юные надежды чаще так и умирают надеждами, дожив до самой пенсии. Но поймать за хвост птицу счастья попытаться надо, иначе для чего жить, ведь правда?.. И если пока не получается, всегда есть за что быть благодарным судьбе. За нечаянную встречу, за улыбку незнакомки. За тёплое солнышко и летний дождь, багряный закат и сладкий запах сирени. Просто заговорите с кем-нибудь сегодня, поделитесь своим хорошим настроением, и мир станет чуточку счастливее и добрее. Поверьте, так оно и есть». 
Корреспондент: Кто они – прототипы героев в сборнике «Се ля ви»? Может ли читатель рассчитывать встретиться на страницах с самим Валерием Рубиным и узнать какой-то фрагмент из его личной биографии?
Валерий: Пожалуй, частичка моей биографии запечатлена в рассказе «Пушкин, который жил на Бугорках». Улицы с таким именем уже нет на карте Ленинграда, как нет и Ленинграда. Но память человека так устроена, что можно совершить путешествие во времени и вернуться назад. Да и кто бы мы были, если бы время от времени не ворошили свою память? Бугорки – то место, куда я изредка возвращаюсь.
Корреспондент: Назовите самые удачные и самые неудачные, на Ваш взгляд, моменты в книге.
Валерий: Боюсь, не понял Вашего вопроса. Для автора его произведения – как детки, которых он выпускает в свет, погулять на улицу без взрослых. Волнуется, переживает за них. Вдруг кто обидит? Или, наоборот, даст конфетку... Если же говорить о том, что в сборнике эмоционально ближе, то выделил бы «Письма с фронта». Тема войны, – я к этому отношусь очень придирчиво, она волнует, поскольку затронула, внесла коррективы и в мою судьбу.
Корреспондент: Если бы Вам предложили снять короткометражный фильм по одному из рассказов сборника «Се ля ви», какой Вы бы предложили режиссёру? Почему именно он? 
Валерий: Подзаголовок этой книги – «Театр миниатюр», где воссоздаются, как на сцене, истории из Истории, чтобы они выглядели как настоящие. Что бы я предложил? Наверное, «Человек, построивший Вавилонскую башню». Почему? Изобретатель эсперанто Лазарь Заменгоф хотел, чтобы люди говорили на одном всемирном языке, понимали бы друг друга. Глядишь, и войн было бы поменьше, и конфликтов. Благая цель? Безусловно. Именем Заменгофа сегодня названы улицы во многих странах, выпущены марки, установлены памятники, о нём написаны сотни статей, а вот фильм... Фильм, кажется, так и не сняли. Досадно. А ведь в своё время его считали «странным революционером-идеалистом», автором идеи равенства народов и языков, мечтавшим одарить счастьем всё человечество. В Советской России эсперанто одно время даже называли языком мировой революции... Сталин, однако, связал эсперанто с «происками» Троцкого, и язык подвергся гонениям, запрету. А вот небезызвестный Бенито Муссолини, напротив, к появлению эсперанто отнёсся благосклонно, поскольку язык оказался певучим и походил на итальянский.
Корреспондент: Для многих Ваших произведений, в том числе тех, что вошли в сборник, характерна ирония. Удаётся ли Вам и на реальную действительность всегда смотреть с иронией, или это исключительно литературный приём?
Валерий: Ирония сродни «песне весёлой», которая скучать не даёт никогда, как пел Леонид Утёсов. Дело, впрочем, не в весёлости. Скажите, кому, кроме человека, из всей флоры и фауны доступна ирония? Иронизируя над собой, над окружающим нас человечеством, мы тем самым утверждаем своё естественное право шутить над тем, что кажется смешно. Ирония – родная сестра юмора. Сатира – их мачеха, а цинизм – двоюродный брат. «Святое семейство». Отношусь ли я с иронией к нашей действительности? Стараюсь по мере сил. Но, к сожалению, вижу больше поводов для сатиры. Но я не Салтыков-Щедрин, у меня другое амплуа, и мне больше по душе ирония. Ценю хорошую шутку. Искусственный интеллект устроен так, что анализирует информацию, сопоставляет данные, делает выводы, подсказывает решения. Но мы ведь не роботы. Ничто человеческое нам не чуждо. Надеюсь, я ответил на Ваш вопрос.
Корреспондент: Где проходит грань между шуткой и серьёзностью, за которую нельзя переступать писателю?
Валерий: Если бы знать, соломки бы постелил.... Границы устанавливает человек. Конкретный человек, обладающий внутренней цензурой. А она определяется воспитанием, общей культурой, я бы сказал, интеллигентностью, порядочностью, благородством, — бытовало когда-то такое слово, но, к сожалению, вышло из моды и всё реже появляется в нашем лексиконе.
Корреспондент: Как происходит работа над Вашими произведениями? Есть ли у Вас особые ритуалы? Какие-то привычки, позволяющие сконцентрироваться или даже приманить Музу?
Валерий: Гм... Ритуалы? Я же не шаман, чтобы бить в бубен, есть мухоморы и призывать духов на помощь. Бывают моменты озарения, когда выкристаллизовывается замысел. Когда приходит в голову некая подсказка, определяющая затем развитие сюжета. Заставить себя сидеть за компьютером, выжимать из себя строчки крайне трудно. Перефразируя Архимеда: дайте мне сюжет, и я переверну весь мир. Слышал, иные авторы способны выдавать на-гора каждый день не меньше листа А4... Уникумы. Скажу так: надо выучиться ждать, и всё придёт в своё время. И не забыть сказать: «Крекс, фекс, пекс»...
Корреспондент: Без чего, как Вы считаете, не может обойтись ни один писатель?
Валерий: Трудолюбия, фантазии и ответственного отношения к делу. О грамотности не говорю, это понятно. Литературный вкус? Но он очень разный, как у писателей, так и у читателей. На него нельзя равняться. Ещё – терпимость. Терпимость в отношении человека и его деяний. Если вы нетерпимы к ним – вы публицист, а не писатель. Если вы читали «Нож» Нёсбе, нельзя не обратить внимания на эпизоды, достойные учебника для коронеров по расчленению трупов. Если вы писатель, вы спокойно закроете книгу на этой странице, чтобы не пострадало ваше эстетическое чувство и дабы не огорчить коллегу нечаянным междометием. Если же это задело вас за живое – вы напишете разгромную рецензию. Вся разница. Писатель по своему архетипу – рассказчик, собеседник, до некоторой степени, учитель, врачеватель ран... Но не инженер человеческих душ, нет! Страстотерпец, добровольно пригвоздивший себя и своё творение на всеобщее обозрение к придорожному столбу, – совсем как Иисус, взошедший на Голгофу, чтобы принять на себя грехи человеческие. Слишком радикально? Совсем не обязательно приносить себя в жертву читателям. Есть вариант, чтобы остаться в живых: «Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспоривай глупца...» – и ты воздвигнешь себе памятник при жизни. 
Рецепт Александра Сергеевича, «нашего всего», между прочим...
Корреспондент: Уверена, Вы обладаете всеми качествами, которые нужны писателю, чтобы достучаться до мыслящего читателя.
Валерий: Спасибо, я постараюсь. 
Корреспондент издательства «Союз писателей»
Екатерина Кузнецова
© Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

Ованес Айвазовский. Поэт моря

Иван (Ованес) Константинович АЙВАЗОВСКИЙ (1817 - 2.5.1900), художник.

"Под развесистой клюквой графиня Гришка пила водку из самовара"

Александр ДЮМА-отец /Alexandre DUMAS pere/(1802 - 5.12.1870), французский писатель.

Почему доктор Айболит – доктор?

Стихи писать - не языком молоть. Хорошего автора за версту видно. По одному уже титулу. Не обязательно читать все его творение от корочки до корочки или знакомиться лично на вечеринке на брудершафт: заголовок сам все о нем скажет.

Занятие для настоящего мужчины? Это война

Ночью хорошо думается. Никто не мешает. Звезды виноградными гроздьями свисают с небосклона. Луна желто-пепельная проглядывает сквозь облака. Цикады хором стрекочут, как оглашенные, репертуар у них, кажется, неистощим.

Иран. Опять Иран. Снова Иран...

Сегодня в тренде, как модно выражаться, Иран. Тот самый, что шаг за шагом неуклонно свертывает свои обязательства по JCPOA (Совместный Всеобъемлющему План Действий), проще говоря, ядерной сделке 2015 года с пятью мировыми державами.

Оптимизма вам в ленту...

Тут на днях к нам на Дачу (Канатчикову, не путать со своей - ред.) лектор из Общества снова заявился. Говорит, а что я мог сделать?
Дали путевку: читай, говорят, просвещай народ... Неси доброе, вечное в массы...
Вот он и просветил. Спасибочки ему большое. Не все, правда, все поняли, но как до цифр дело дошло, тут, ясное дело... Роспотребнадзор - голова. Регулировать, говорит, надо потребности населения. Учет и контроль чтобы, как в старые добрые времена.

Экспорт высокотехнологичных товаров (2017/18 г.г.)
по данным Всемирного Банка:
Китай: $504 млрд
Германия: $172 млрд
Сингапур: $136 млрд
Гонконг: $162 млрд
США: $110 млрд
Франция: $98 млрд
Япония: $83 млрд
Корея: $73 млрд
Великобритания: $70 млрд
Нидерланды: $63 млрд
Мексика: $58 млрд
Вьетнам: $53 млрд
Малайзия: $41 млрд
Таиланд: $34 млрд
Филиппины: $32 млрд
Бельгия: $30 млрд
Ирландия: $28 млрд
Италия: $27 млрд
Канада: $24 млрд
Испания: $15 млрд
Индия: $14 млрд
Польша: $13 млрд
Австрия: $12 млрд
Россия: $9 млрд
Израиль: $8 млрд
(https://data.worldbank.org)

Но это еще как бы ничего. Страшного, то есть, ничего. Главное, чтоб не было войны. Догоним и перегоним. Плохо то, что нам, дачникам, скоро станут ставить палки в корзины с ягодами да грибами: сколько, чего, зачем?.. Лесников на нас натравят. Экспорт наш вовсе, ироды, загубят... И импорт, кстати, тоже.
А мы, сами знаете, сидим все больше на подножном корму, на зиму запасаемся: грибочки там, вареньице... А ежели Роспотребнадзор нас станет регулировать, того и гляди ноги последние протянем.
А, может, так оно и задумано? Нет человека - нет и проблем в стране. Как думаете?

© Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

Тот, кто рожден был у моря. Джузеппе Гарибальди

Джузеппе ГАРИБАЛЬДИ /Giuseppe GARIBALDI/ (1807, Ницца, Сардинское королевство ≈ 2.6.1882, остров Капрера), итальянский патриот, национальный герой.

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью

"Что за прелесть эти сказки. Каждая есть поэма!" 
(А.С. Пушкин)

Честность за сто циней...

Честность за сто циней. Такова нынче цена честности. Понятно. Однако, они уже явились по мою душу. Только жить начал на чужой планете — и нате вам, тут как тут.

"Уж тем ты виноват, что хочется мне кушать..."

Мы не испытываем пиетета в отношении режима в Иране и его внешней политики. Однако, что происходит, что за "враждебные действия" побудили вчера американского президента решиться на санкции против верховного руководителя страны Сейеда Али Хаменеи и его министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа, арестовать их "миллиарды"?

Война? Если очень хочется, то можно...

Война? Если очень хочется, то можно...
По атаке на танкеры в Оманском заливе не отметился только ленивый. Комментариев вагон и маленькая тележка.

Карл Маннергейм. Военноначальник и патриот

Карл Густав МАННЕРГЕЙМ /Carl Gustaf Emil MANNERHEIM/(1867 - 28.1.1951), барон, российский генерал-лейтенант, маршал и президент Финляндии.

Следствие закончено...Забудьте

Уголовное преследование журналиста Ивана Голунова с этого момента прекращено «в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления», - об этом заявил глава МВД Владимир Колокольцев.

«Толика правды и выдумки, приправленная щепоткой юмора»

Где хорошая интрига? Где разговор о злободневных проблемах? Где живые герои? Где ирония, помогающая посмеяться над собой и миром вокруг?

«Что делать с Землёй и с землянами?»

Фантастика – это исключительно о науке? В ней куча умных терминов, простому смертному непонятных? Сплошные бои где-нибудь у далёких звёзд? А что, если эти представления безнадёжно устарели? Согласно последним веяниям в области литературы, авторы больше не стремятся придерживаться строго одного направления. Вместо этого они смело смешивают жанры между собой, скрещивая фантастику и фэнтези, шпионские приключения и драму, науку и теологию, философию и юмор, а иногда сразу всё и вместе. Если такое представить трудно, самое время открыть новую книгу Валерия Рубина «Арчи Длинные Усы». 

«Вы любите истории про шпионов? Не отнекивайтесь, конечно, любите. Все любят. А знаете ли вы, какой самый эффективный способ извлечения из человека ценной информации? Я вам скажу: втереться к нему в доверие. Он сам всё выболтает и даже не заметит, как...»

Итак, о чём идёт речь на страницах? О будущем нашей планеты. Главный вопрос, который ставит писатель – возможно ли оно в принципе. «В конце пути ты должен мне сообщить, что делать с Землёй и с землянами? К какому выводу пришёл. Скажешь оставить, как есть, – оставим в покое старушку, пусть угасает медленной естественной смертью. Скажешь сравнять Землю с землёй, прости за тавтологию, – и это нам по плечу». Ангел Смерти и его верный агент встают на скользкий путь, который уведёт главного героя далеко от привычного читателю мира и закрутит в водовороте событий, и только вырвавшись из него ближе к финалу, Арчи сумеет дать ответ.

Книга Валерия Рубина – не фэнтезийная пустышка, в рамках которой персонаж может быть и человеком, и котом, путешествовать на звездолётах и переживать невероятные и непредставимые по обыденным меркам приключения. Это история более чем философская, наполненная глубоким смыслом, который придётся разгадать читателю. Книга наталкивает на размышления и заставляет переоценить то, что кажется нормальным и не вызывает вопросов.

Чувствуется, что писателя очень сильно волнуют актуальные проблемы потребительского общества: «Вы ещё не поняли, что человечество вступило в последнюю стадию вымирания? Нет? Жаль... Потому что впереди нас ждут новые катаклизмы, в сравнении с которыми столкновение с метеоритом, который прошьёт своей массой нашу планету насквозь, как нож масло – сущий пустяк. А что будет, когда наркотики и азартные игры напрочь вытеснят виртуальную реальность, которой забавляются сегодня все, от мала до велика? Это и есть наше будущее?» Он порицает практически на интуитивном уровне эгоизм и бездумное поведение человека, безразличие и равнодушие, которые становятся корнями серьёзных бед и непоправимых последствий: «Спросите себя: почему меня не волнует, что моя планета летит как очумелая, с превышением скорости, я вроде пассажира у неё на борту, а у меня нет страховки? И никто ведь её не остановит, не отберёт права!» И именно эти особенности личного мировосприятия дали возможность родиться на свет этой сказке-были.

Парадокс произведения заключается в том, что достижения научной мысли и возможности, которые лишь в очень далёком будущем имеют шанс появиться у человечества, тут сочетаются с сентенциями о «Божественном начале» и «Божественном конце», религиозными мотивами и предопределением, которое находится выше обывательского понимания.

Однако, несмотря на жёсткие темы, которые решил раскрыть Валерий Рубин, нет в его произведении даже намёка на мрачность или безнадёжность. Подумаешь, Ангел Смерти решает, жить или умереть целой планете! Разве это повод предаваться унынию? Разве жизнь уже остановилась? Разве все нити судьбы порваны? Конечно, нет! А это значит, нельзя забывать о весёлых шутках, которыми так и сыплет очаровательный и противоречивый Арчи. Они очень забавны, далеки от любых шаблонов и не содержат даже крупицы пошлости, способной отвратить или вызвать негодование.

Валерий Рубин прекрасно владеет словом. Создаётся впечатление, что в его истории нет буквально ни одного предложения, над которым он не поработал бы, подобно тому, как шлифовальщик работает над драгоценным камнем, создавая из него настоящий шедевр. Лёгкая, ненапрягающая стилистика, вступая в противоречие с серьёзной тематикой, не уничижает значения сказанного, а, наоборот, на контрасте делает его более понятным, открывает дверцу в подсознание читателя. В результате, подобно кости в горле, то болезненное, что хочется проигнорировать, застревает на подкорке. И вот уже невозможно не думать, не анализировать, не приходить в ужас, прежде всего, от самого себя. Ведь, если разобраться, каждый из нас – часть огромной потребительской системы. Так заслуживаем ли мы будущего, тем паче светлого, в том виде, в котором прямо сейчас могли бы предстать перед судьёй, решившим разложить наши поступки по полочкам?

«Иногда практичность сродни высшей нравственности. Особенно, когда приходится принимать решения, касающиеся судьбы миллионов. Сейчас, если говорить откровенно, судьба человечества в некотором роде в ваших руках».

Так давайте представим, что каждый из нас – Арчи. Каждый держит в своих пальцах нити, дёрнув за которые, можно разрушить целый мир.

Приобрести книгу можно по ссылке:
http://planeta-knig.ru/archi-dlinnye-usy-valeriy-rubin
"Союз писателей" ВКонтакте https://vk.com/izdatel_1?w=wall-3957376_27486

© Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

Сократ. Древнегреческий философ

СОКРАТ(470 до н. э. - 7.5.399 до н. э.), древнегреческий философ.
Свое учение он проповедовал на улицах и площадях, воспитывал учеников, сам ничего не писал.

Планета книг. Арчи Длинные Усы

Герой романа, Алекс, спасаясь от преследования патриотов-сектантов, направляется в Барселону. Он надеется найти там пристанище.

Израиль опять в интересном положении?

Это к слову. Может, все еще и рассосется. Лидер "Наш дом - Израиль" Авигдор Либерман, как сообщается, отказался войти в коалицию, сколачиваемую премьером Биньямином Нетаньяху, если его условия не будут приняты полностью.

Top