ads

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

Карл Шлехтер — претендент на мировую корону


Карл ШЛЕХТЕР/Carl SCHLECHTER/ (1874, Вена - 27.12.1918, Будапешт),
австрийский шахматист, в 1910 году сыгравший с Эммануилом ЛАСКЕРОМ вничью матч за мировое первенство. Сохранивший звание Ласкер и претендент выиграли по одной партии, а восемь свели вничью.

Николай КОПЕРНИК /Mikolaj KOPERNIK, Nicolaus COPERNICUS/


Николай КОПЕРНИК /Mikolaj KOPERNIK, Nicolaus COPERNICUS/ (1473, Торунь - 24.5.1543, Фромборк), польский астроном, перевернувший существовавшее в то время представление о мире.

Фраучи-Артузов. Основатель советской разведки и контрразведки


Артузов Артур Христианович (настоящая фамилия Фраучи) родился 18 февраля 1891 года в селе Устиново Кашинского уезда Тверской губернии в семье сыровара.

Любимая книга? Что за вопрос, конечно, "Наглая морда"...


Почему "Наглая морда", спрашиваете?
Потому что, только что вышла, свеженькая, можно сказать, еще пахнет типографской краской, хотя пока в электронном формате - 
в ЛитРес

Ridero

бесплатная доставка по России 

Amazon

Во-первых, неизбитый сюжет, полет фантазии, исторические ссылки, минимум действующих лиц, чтобы не запутать читателя.
Во-вторых, 210 страниц - читать не устанешь, не бросишь, пока не дочитаешь до конца, где самое интересное, где развязка. Признайтесь, что размер все-таки имеет значение.
В третьих, четвертых и пятых - жанр. Его величество ЖАНР! Городское фэнтези плюс детектив плюс мистика плюс юмор плюс...много других плюсов. Здесь и новые познавательные вещи, о которых, вы, возможно, не слышали, и размышления автора на современные (те, что у всех на языке) темы, и философствование НЕ на пустом месте, а по делу. И приключения, естественно, за которыми нужно внимательно следить: то в Питере, то в Лондоне...
То есть, держим в руках полезную во многих отношениях книгу, книгу со смыслом, которых не так уж и много публикуется, которая чему-то да научит, а не "стрелялку" для пустого времяпрепровождения, как в видеоиграх.

Читается легко, можем заверить, просто легче легкого.
И что еще очень-очень важно: одним из главных героев, если не самым главным, является КОТ по имени Шимми. Прилетевший, кстати, аккурат к началу повествования из космоса, где выполнял специальное задание Ангела Смерти по выживанию на другой планете. Ну, что-то типа: а вдруг придется с Земли срочно тикать, эвакуироваться, бросив все нажитое тяжким трудом? Куда? - куда подальше, в глубины космоса, естественно. И надо заранее знать, где соломку подстелить, чтобы помягче "приземлиться", начать новую жизнь.
Интересно? Актуально?
Рассказывать о приключениях двух друзей - спецагента Алекса и Шимми - не будем, для этого есть книга, однако не станем лишать себя удовольствия процитировать отрывок, фрагмент романа для общего о нем представления. Ну, и обложку добавим для полноты картины.

"История, о которой пойдет речь, не произошла бы, не выйди я в то утро и в тот час из отеля, где квартировал по возвращении спустя много лет в родной город с Огненной Земли, ожидая отмашки от шефа, что я наконец свободен и могу распорядиться долгожданным отпуском так, как мне заблагорассудится. Небольшое происшествие, — то, что мы называем игрой случая, — часто приводит к непредвиденным последствиям. Увы, природа сиречь судьба по-своему заботится о нас. Мой вам совет: не судите о книге по обложке, гораздо справедливее она должна оцениваться по финалу, который только разжигает аппетит у читателя, ждущего продолжения банкета. Главное, выходя из дома, не теряйте чувства юмора.
Он был великолепен. Рыжий с головы до пят, до кончиков усов. Про таких, как он, домохозяйки говорят: моё солнышко… И кладут с собой рядом в постель. В переносном, понятно, смысле. Солнышко… Ничего себе. По правде говоря, у меня самого — когда я его увидел — завертелось на языке нечто подобное. Почему бы ему не быть, скажем, «Ра», — имя древнеегипетского бога Солнца, для справки. Как-то выспренно звучит и коротко, как «гав», вам не кажется? А что, если Ра настоящий обидится, — головы тогда не сносить. Может, «Гелиос», тоже бог Солнца, но в другой, средиземноморской, но демократической стране. Нет, не то… Но и Васькой назвать рука не поднимается. Пусть сам скажет. Кстати, он первый ко мне подошел.
— Позвольте представиться, — преданно глядя мне в глаза, произнес он на чистейшем русском языке, уловив колебания в моей душе. — Хатуль.
— Я вижу, что хатуль, а не дворовый бобик. Как вас звать-величать, позвольте спросить, уважаемый, если, конечно, не возражаете?
— Не возражаю, но сказать не могу.
— Это еще почему?
— В нашей Галактике не принято произносить вслух имя на публике.
— То есть, как это? Как же вы общаетесь там меж собой?
— Главным образом, посредством «Эй!» Межпланетный язык общения универсальный. Сокращенно, «МЯОУ». Аббревиатура такая, слышали, наверное?
— Да каждый день под окнами, особенно под утро. Однако, скажите на милость, объяснитесь, что за Галактика, где она и откуда вы вообще явились сюда?
— Обыкновенная. Много цифр и еще несколько букв. У вас на Земле так принято обозначать неизвестные и недоступные вам по причине многовековой технологической отсталости объекты в космосе. Но если хотите, пожалуйста, — AM 0218-321. Туманность Тарантула. О чем-то вам говорит?
— Хорошо. Допустим, что вы из Тарантула. Хотя проверить это не имею возможности, а также в корне с вами не согласен относительно отсталости и с этим можно поспорить. Мы находимся на очередном витке прогресса и делаем большие, отчасти ошеломительные успехи на этом поприще. Вот на Луну планируем высадиться. Совсем скоро. Двигатель осталось придумать. Но у вас ведь была же кличка, прозвище которой вы и ваши родные кошачьи пользовались в домашней обстановке? Ну там, Шарик… Нет, не Шарик. Фараон, может быть?
— Фараонов у нас больше нет. Фараонов всех перебили по время Третьего большого субботника по наведению революционного порядка и чистоты в городах. У нас теперь свобода, равенство и братство всех без разбору людей и животных.
— Как же, простите, мне вас называть в таком случае, если придется?
— Просто, «Эй». Вы не беспокойтесь, я умею читать мысли.
Каков наглец! Чтобы я, воспитанный, культурный и в некотором роде потомственный интеллигент, говорил кому-то «эй» и при этом у меня шарили в мозгах в поисках мыслей? Да ни за что и никогда! А что, если назвать его «Наглая морда»?  Подходит как нельзя лучше и по речам, и по запечатленному на ней хитрому и самодовольному выражению лица, то есть, физиономии. Решено, так тому и быть".
Фрагмент романа "Наглая морда". И это только начало! Представляете, сколько открытий ждет вас впереди!..
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции 
© Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. 
Некоммерческое сообщество журналистов

Пошлет ли Творец нам в этот раз Ноев ковчег? Трудно сказать


Вы еще не поняли, что человечество вступило в последнюю стадию вымирания? Нет? Жаль... Потому что впереди нас ждут новые катаклизмы, в сравнении с которыми столкновение с гигантским метеоритом, который прошьет своей массой нашу планету насквозь, как нож масло, сущий пустяк.

Кто вы, мистер Трамп?


Я вновь и вновь задаюсь вопросом: почему и за что едва ли не половина половозрелых избирателей Америки готова опять голосовать за Трампа?
Потому что он (нужное подчеркнуть):

Михаил Лермонтов


15 октября 1814 года родился Михаил Лермонтов, великий русский поэт.

Личное дело

Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841) родился в Москве, в доме напротив Красных ворот.

Император Павел I, самый неоднозначный правитель России


ПАВЕЛ I (1754 ≈ 24.3.1801), сын ЕКАТЕРИНЫ II, российский император в 1796≈1801 гг.
С его именем связано немало интересных историй.

Пабло Неруда, поэт, нобелевский лауреат по литературе, дипломат


Па́бло Неру́да (исп. Pablo Neruda — псевдоним, принятый в качестве основного имени; имя, данное при рождении: Рика́рдо Элиэ́сер Нефтали́ Ре́йес Басоа́льто, исп. Ricardo Eliécer Neftalí Reyes Basoalto) (12 июля 1904—23 сентября 1973) — чилийский поэт, дипломат и политический деятель, сенатор республики Чили, член Центрального комитета Коммунистической партии Чили. Лауреат Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами» (1953) и Нобелевской премии по литературе (1971).
В 1920 году он принес свои стихи в литературный журнал Selva Austral под псевдонимом Пабло Неруда, который принял в честь чешского поэта Яна Неруды.
В 22 года Пабло Неруда уже был международной литературной знаменитостью - и очень бедным. Его вторая книга «Двадцать стихотворений о любви и песня отчаяния» имела сенсационный успех, и в конечном итоге стала одной из самых продаваемых поэтических сборников в 20-м веке (на сегодняшний день тираж более 20 миллионов экземпляров), но за это ему почти ничего не заплатили.
Он был студентом Университета Сантьяго в Чили, и голод был для него проблемой. На одном из фото: на нем развевающаяся накидка, скрывающая его изможденное телосложение, и широкополая шляпа, которая создавала атмосферу таинственности.
Путь, которым обычно тогда следовали бедные молодые поэты, заключался в том, чтобы появиться в Париже и завести знакомство со старыми, авторитетными писателями, пока они не добьются признания, - либо сдаваться и возвращаться домой. Тем не менее, несмотря на нужду, Неруда был полон решимости не стать еще одним голодным поэтом на Монмартре, и он стал искать заграничный дипломатический пост.
В Латинской Америке репутация писателя вызывала у властей уважение. Одноклассник-аристократ по университету познакомил Неруду с министром иностранных дел, который был знаком с его стихами. Он тут же предложил Неруде пост и составил список зарубежных городов, ожидающих услуг представителя Чили. Неруда никогда не слышал о них и уловил только одно. Когда министр спросил его, куда бы он хотел поехать, он уверенно ответил: «Рангун». Он, конечно, понятия не имел, где это.
Таким образом, в 1927 году Неруда отплыл в Бирму, далекую страну, совершенно чуждую всему, что он знал. Его азиатская командировка продлилось пять лет: два года в Рангуне, затем консульские учреждения на Цейлоне (современная Шри-Ланка) и на Яве (Индонезия).
Самый надежный свидетель душевного состояния Неруды в Азии - это серия писем, которые он написал Эктору Эанди, аргентинскому критику, высоко оценившему сборник «Двадцать стихотворений о любви». Для Неруды это был смелый шаг - отправиться в изгнание в совершенно незнакомую страну, будучи едва взрослым. Этот опыт был шокирующим. Эпистолярные отношения с сочувствующим старшим коллегой из Буэнос-Айреса были безопасным выходом из испытанного им стресса.
«Иногда я настолько опустошен, что не в силах что-либо выразить или проверить что-либо внутри себя, и не переставшая биться во мне неистовая поэтическая предрасположенность открывает мне все более недоступный мир, в результате чего часть моей борьбы с самим собой завершается страданием из-за необходимости отдалиться от местного общества».
Основной причиной отчуждения Неруды был окружавший его колониальный истеблишмент, который был ему противен. Иностранных дипломатов строго предостерегали от смешения с местным населением. Когда британский чиновник намекнул Неруде, что ему не следует находиться в популярном персидском кафе, потому что его часто посещают «туземцы», - другими словами, люди, в стране которых он был гостем, - он выступил против такого фанатизма и предпочел изоляцию.
Возможно, Неруда был изолирован и одинок в Рангуне, но он не был один. В качестве возлюбленной он взял бирманку, принявшую английское имя Джози Блисс. Она работала машинисткой и носила на работе английскую одежду. Он переехал к ней жить. Когда об этом узнали колониальные власти, они исключили его из своего привилегированного клуба. Позже Неруда скажет, что остракизм «не мог доставить мне большего удовольствия». Помимо его яростного несогласия с их политикой, эти мелкие бюрократы просто надоели ему по-человечески.
Цейлон подходил Неруде больше, чем Бирма. Во всяком случае, культурного шока не было. Он вел обычную холостяцкую жизнь, основанную на рациональных принципах, арендовал небольшое бунгало на пляже в Веллаватте, пригороде на южной окраине Коломбо, и нанял молчаливую домашнюю прислугу по имени Брампи, чтобы заботиться о нем. В компании у него были собака и мангуст по имени Кирия, которые спали в его постели и ели за его столом.
В Веллаватте Неруда погрузился в морскую жизнь, в мир природы, столь же волшебный для него, как леса на юге Чили, где он вырос. «Каждое утро меня поражало чудо очищенной природы», - писал он. Он вставал перед рассветом вместе с рыбаками и наблюдал, как они раскладывают сети на пляже, наполненные «рыбами, подобными птицам джунглей, красными, трехцветными, фосфоресцирующими глубокими синими, подобными живому бархату». Прогулки уводили его все дальше и дальше в сельскую местность, где он обнаружил нору для купания слонов.
В Коломбо Неруда продолжал жаловаться Эктору Эанди на свое одиночество, но его жалобы приобрели другой оттенок, возможно, под влиянием писем Рембо из Африки, которые он, вероятно, читал. Мемуары Неруды показывают, что он был слишком занят вереницей любовниц, чтобы у него оставалось много времени, чтобы чувствовать себя одиноким. Женщина по имени Пэтси часто навещала его со своими подругами, «смуглыми и золотыми девушками бурской, английской, дравидийской крови. Они ложились спать со мной по очереди, ни о чем не прося».
Он описывает один сексуальный контакт в Веллаватте, который запятнал его репутацию. Он был увлечен тамильской женщиной из касты изгоев, которая собирала мусор на его улице, самой красивой женщине, которую он видел на Цейлоне. Он оставил ей небольшие подарки в виде фруктов и шелка на дорожке, ведущей к флигелю, но она не обратила на них внимания. Однажды он схватил ее за запястье и посмотрел ей в глаза. «Не улыбаясь, она позволила увести себя и вскоре обнажилась в моей постели. Ее тонкая талия, полные бедра, наполненные до краев чашечки груди делали ее похожей на одну из тысячелетних скульптур с юга Индии… Она все время держала глаза широко открытыми, совершенно на меня не реагируя. Она была права, презирая меня. Опыт никогда больше не повторился».
Не обладая официальными обязанностями, молодой консул посвящал большую часть своего времени чтению: испанской и французской поэзии, в частности, Кеведо и Рембо, романам Пруста. И поэзия, конечно. У Неруды никогда не было длительного бездействия. Он был плодовитым автором, но его интеллектуальное одиночество тяжело давило на него, и процесс сочинения протекал очень болезненно. Некоторые отрывки, кажется, предвосхищают кошмарные баллады Боба Дилана, такие как песня «Грустная леди из низин», песня, записанная им в 1966 году.
«Ночная коллекция» начинается так:
Я победил ангела мечты, аллегорическую гибель,
настойчивый в своих усилиях, его тяжелая поступь
покрыта улитками и цикадами,
морскими, благоухающими острыми фруктами».
Произведения, собранное в первых двух томах «Местожительство - Земля», радикально отличается по тональности от приземленной, мистической лирики «Двадцати стихотворений о любви».
Все переводы стихов Неруды на русский язык - крайне неточны. Неруда писал без рифмы, длинными волнообразными строками. Русские переводчики приглаживали стихи по мере сил, превращая их в рифмованные традиционные стихи.
Сонет 15
Мне нравится, когда молчишь, потому что тебя как будто нет.
Ты смотришь на меня издалека,
и мой голос до тебя не доносится, и твой взгляд словно летит,
и твои губы навсегда скрепила печать поцелуя.
Мне нравится, когда ты молчишь, и кажешься такой далекой,
и как-будто хочешь мне что-то сказать, словно трепетная бабочка.
Ты смотришь на меня издалека, но мой голос до тебя не доносится.
Пусти меня в свою тишину.
Позволь мне говорить с тобой твоим молчанием,
таким же ясным как луч света, твоим немеркнущим сиянием.
Ты такая тихая, как звездная ночь.
Твое молчание — это молчание звезды,
такой далекой и простой.
Пусти меня в свою тишину.
(в редакции LeMonade)
Неруда неоднократно заявлял, что его пребывание в Азии не повлияло на его поэзию. Поэты редко хорошо разбираются во влиянии на их творчество. Какой бы болезненной ни была его изоляция, она укрывала его от художественных тенденций, конкурировавших в то время в Европе. На Цейлоне Неруда нашел своих друзей и зону интеллектуального комфорта среди евразийского сообщества, на самом дальнем рубеже модернизма: Коломбо находился почти так же далеко от Парижа, как и Сантьяго.
Когда он отплыл на Яву, он взял с собой свою служанку Брампи и мангуста Кирию.Там он встретил яванскую женщину голландско-евразийского происхождения и женился на ней. Она была матерью единственного ребенка поэта.
(по материалам «Литературного хаба»)
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции 
© Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

Легенда кино, которая не хотела быть актрисой


Грета ГАРБО (Грета Ловиса ГУСТАФСОН) /Greta GARBO/ (1905 - 15.4.1990), легенда мирового кино.

Арман Жан ДЮ ПЛЕССИ. Герцог ДЕ РИШЕЛЬЁ


Арман Жан ДЮ ПЛЕССИ/Armand Jean du PLESSIS, cardinal RICHELIEU/ (1585 ≈ 4.12.1642),
он же кардинал и герцог ДЕ РИШЕЛЬЁ ≈ выдающийся государственный деятель Франции.

Христофор КОЛУМБ /Cristoforo COLOMBO/Cristobal COLON


Христофор КОЛУМБ /Cristoforo COLOMBO, Cristobal COLON, Christophorus COLUMBUS/
(1451 - 21.5.1506), мореплаватель.

Так чей Владивосток: Вопрос, конечно, интересный


Пишут, что якобы КНР заинтересована (не сегодня, так завтра) вернуть под свой суверенитет город-порт Владивосток, столицу Дальневосточного федерального округа.

Пятничное Чтиво. Бэтман собственной персоной

Нас определяют не воспоминания о былом величии, а то, что мы делаем сегодня, сейчас. И если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Мудр тот, кто способен действовать по ситуации и предвидеть последствия. Кто не рискует, тот не побеждает.

            — Мы знакомы? — начал я первым, беря быка за рога, присаживаясь к нему за столик после того, как бармен отмерил мне пинту знаменитого ирландского гиннесса. Густой, черный, оригинальный вкус. Пей гиннесс каждый день — и доктор не нужен. Я же говорил: здесь все, как на Земле, как в английском пабе. Знаете, «пабы», появившиеся в викторианскую эпоху, назывались тогда «паблик хаус», что переводить на русский буквально лучше не стоит, тогда как для англичан это просто место встречи с друзьями за бокалом настоящего британского эля или портера.

            — Не узнаешь, Арчи?

            — О-о-о... Неужели? Бэтман собственной персоной? Какие люди в нашей глуши... Это сколько же лет? Тебя распределили...

            — Не будем уточнять, куда именно, — кругом глаза и уши, — но ты, вижу, догадался: я в Департамент психотерапии угодил. А тебя — в Департамент аномалий определили, верно?

            — Вот так встреча на далеком меридиане!.. Не ожидал, честно. Да ты изменился!.. Только не глаза. Пьешь много? Усы такие же рыжие, как у старого сивуча с Курильских островов. И все такой же тощий, подбородка не отрастил… Неужто жизнь не удалась?

            Человеку без второго подбородка верить нельзя, обманет, обязательно обманет, — гласит народная гавайская мудрость.

            — Всего лишь пластическая операция и немного грима. В нашем деле лучше не бросаться в глаза, сам понимаешь. Двуликий Янус на нашем факультетском знамени в Институте холодильной промышленности, ага?

            — Еще бы не помнить. Мы вас в футбол разделали как бог черепаху.

            — Кто старое помянет...

            — А помнишь нашу строевую: «Мы идем по Уругваю, ночь хоть выколи глаза, слышны крики попугаев и мартышек голоса...»?

            — Ну как не помнить. А ту, что пели на летних сборах в казармах после отбоя? «Как на Дерибасовской, угол с Ришельевской, в восемь часов вечера разнеслася весть: как у нашей бабушки, бедненькой старушки семеро налетчиков отобрали честь...» А ты знаешь, что с нами на потоке учился Яшка Ядов, — это его пра-пра-дед ее сочинил. Очень была популярной эта песенка в Одессе.

            — Их точно семеро было?

            — Да ладно тебе придираться. Какая разница, главное, что бабуля осталась довольна... Начальство сильно тогда нервничало, но не вмешивалось: мол, молодо-зелено... Перемелется, мука будет. Ну и потом: сам Утесов пел, так что песня не хулиганская, такого бы органы не допустили. Веселые были денечки!..

            — И какими судьбами, брат, здесь?

            — Да так, мимо проходил. Гляжу, физиономия знакомая: мы с вами где-то встречались...

            — Неужели?

            — Виды на тебя мое начальство имеет, вот что.

            — И чем же я твоему начальству приглянулся?

            — Резвый ты больно. Удачливый. У тебя, как у кота, девять жизней.

            Мне ли не знать про «девять жизней». «9» — число магическое у древних египтян, которые обожествляли котов и кошек. Девять служебных ступенек в табели о рангах небесных Ангелов. В Каббале «девятка» — нонограмма: символ совершенства, компиляция трех начал, божественного, природного и человеческого. В изначальной древней Вере звезда Инглии — Божественная искра, от которой все и пошло-поехало. Как в Библии сказано: «и был вечер, и было утро — день один» (Быт.1, 5). А что для моряка самое страшное? — картина Айвазовского, Ованеса Айвазяна «Девятый вал». И да... когда я мурчу, я не выпрашиваю миску корма, — таким образом я мобилизую свои жизненные силы и устанавливаю прямую связь с далеким Космосом. И никакая это не легенда, а истинная правда.

(фрагмент романа "Арчи Длинные Усы")

Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции © Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

Церера, сестрица Земли...

Американское космическое агентство НАСА полагает, что обнаружило соленую воду под поверхностью карликовой планеты Церера в поясе астероидов между Марсом и Юпитером.
(из газет)
            Жутко, доложу я вам, здешняя жизнь похожа была на земную, мной оставленную по приказу Департамента аномалий для совершения акции особой важности. Местным парламентом минувшей весной была утверждена оборонная целевая программа, действие которой распространялось на весь период противостояния с внешним врагом, и она должна была оставаться в силе по причине тяжелых предстоящих испытаний столько времени, сколько необходимо. А сколько необходимо, не знал никто, кроме «Большой тройки», поскольку на программе стоял гриф «совершенно секретно, особой важности». Тем, кто спрашивал, просто затыкали рот, язык, то есть, отрезали. Мэрские шпионы сновали повсюду, вынюхивая крамолу простонародья, которое только и думает, как бы не работать, а ухватить кусок пожирнее. Под сурдинку мероприятий по повышению обороноспособности страны органы безопасности распоряжением Коротышки получили право конфискации имущества предателей, коллаборационистов, трусов и подстрекателей, а также прочих кухонных бунтарей, после чего можно было бы спокойно расстреливать смутьянов без суда и следствия прямо в подворотнях.

Официальная пропаганда без обиняков указывала на виновника всех невзгод на Церере — олигархический режим на Земле, и призывала население голову положить на военные рельсы, отдать все для фронта, все отдать для победы. И население отдавало. Последнее. Да и невозможно было не помочь соотечественникам, — пусть и бывшим, — страдающим на исторической родине. Людское стадо днем пробавлялось рабским трудом, вечером заполняло кабаки, где занималось трусливым зубоскальством и бессильным злопыхательством в адрес разнузданной политической надстройки. Нужду, голод и притеснения — все можно стерпеть ради стабильности в своем государстве и истинного правопорядка там, куда только могли дотянуться руки пана Бенито. И ни на какое казарменное положение страну нужды переводить нет, когда плебс превыше всего ценит самим богом данного им предводителя, все понимает и принимает тяготы, как и надлежит благонадежному избирателю, искренне за всё благодарному правительству For the People.

Читать же местную прессу было удовольствием, каких мало, еще почище, чем в экран пялиться. Вот, к примеру, один советник изобрел эликсир молодости или, пожалуй, что даже бессмертия, после чего во всеуслышание заявил, что теперь можно и умереть спокойно — но уже после 200 лет. А на кой, извините, ляд, мне стариковская жизнь? Без гроша в кармане, ежели пенсию мою отодвинут, соответственно, до 160 лет? Эликсир денег, наверное, стоит, а моя жизнь пенсионерская бесплатная... Или еще... Намедни, пишут газеты, правительство назначило нынешнее лето последним. Не в том смысле, что последнее, — на это силенок у него не хватит, — а последнее в смысле сбора грибов и ягод бесплатно, то есть, даром, что растут в церерских чащобах да на болотах. Народное, пишут, достояние надо беречь и сохранять на будущее, когда есть будет нечего. Нельзя бездумно разорять «наше все» без дозволения и оброка свыше. Теперь новый закон по защите живой природы будет действовать в чащобах и на опушках по принципу: «Плати и бери». Для того и будки с ревизорами и собаками будут расставлены, чтобы бесплатно не крали.

А другой депутат, что скупил все плантации, оранжереи и теплицы и заведует теперь всем, что произрастает на садово-огородной болотистой церерской почве, тоже учудил: завалю, говорит, всю поднебесную нашими церерскими грибочками... Во как! Поганками, что ли? Но самое смешное, дачники, — ну те, что на Канатчиковой Даче живут, — сразу кинулись с лукошками государевы недра напоследок обирать, и теперь ихний директор пациентов своих зазывать обратно в казармы устал и гвардейцев-десантников призывает на помощь. Вы же не думаете, что Канатчикова Дача только в Подмосковье одном имеется? Проблема, однако...

(фрагмент романа "Арчи Длинные Усы")

Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции © Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

Однако, что это? — «Потерянный Ковчег Завета»

Кем и когда я был рожден, при каких обстоятельствах, возможно, вероятно, было предопределено свыше, по крайней мере, мне хочется так думать, но кем я стал — это был мой выбор.

О, эти раскрепощенные женщины…

Вечером, за совместным ужином, Мириам меня успокоила.
— Дорогой! Я не один день провела рядом с Оливаресом. И ни разу ни в чем его не заподозрила. Значит ли это, что он ни в чем не замешан? Не знаю. Возможно. Но представь на минутку, что так и есть: он чист перед законом. Ты его запугал, и он наплел тебе невесть что. Да, был членом организации Ahnanerbe. Но в прошлом. «Завязал», как говорят русские зэки. Посмотри на это как на опцию.
— Нацистский волк превратился в безобидную овечку? По-хоже на рождественскую сказку. Конечно, полностью исключить нельзя, чудеса все-таки случаются. Лучше быть владыкой Ада, чем прислуживать в Раю, поговорка такая. Некоторые живут по такому нехитрому правилу.
— Знаешь правило: не принимай работу близко к сердцу? Но, что, если мы поставили не на ту лошадку?
— Ты увлекаешься скачками на ипподроме?
— Ничуть не бывало. Присказка такая. Что ты можешь ему предъявить, какое преступление?
— В этом все дело, дорогуша. Мне кажется, что меня используют. Кто и зачем? Я ехал за тридевять земель, меня уверяли, что будет авантажно, кузяво… Хотел попасть с корабля на бал. И что я вижу? Я разочарован, мягко говоря.
Я нетерпелив, признаю. Любопытен, как стая обезьян в ювелирном магазине. Не хочу и не умею ждать. И меня мучает вопрос: когда же, наконец, мимо меня по реке проплывет труп моего врага, — если верить китайской пословице, то уже должен бы…
— Кузяво? Это еще что за словечко такое в твоем рационе?
— Ну… В лондонских барах все так говорят. Я имею в виду русских.
— Так ты там все время ошивался в русских барах? Вот это новость.
— Что ты привязалась: где да с кем…
— Нет-нет, не переживай так, это мне безразлично. Но ты прав, разумеется. Я сама, как на иголках. У меня тоже есть начальство, которому нужны результаты. Но — терпение, мой друг. Ты хочешь все сразу: пришел — увидел — победил. Кстати, кто это произнес, не помнишь?
— Гай Юлий Цезарь. «Veni, vidi, vici», — так он похвастался римлянам своей победой над Фарнаком, царем Боспора. Это мы еще в школе проходили.
— Но ты не Цезарь, признайся, и здесь без году неделя. Улавливаешь разницу?
— Может, обойдемся без нравоучений?
— Вместо того, чтобы пререкаться со мной, мог бы что-то придумать. Или генератор идей требует подзарядки?
— Мне бы и в голову не пришло… Ты намекаешь на…
— Дошло, наконец. Ну ты и тугодум… Настоящий тупица. Иди же ко мне…

Ее домашний халатик распахнулся как бы сам собой. Как же она похожа на бразильскую кинозвезду Morena Baccarin из сериала Firefly или мне это кажется? О, эти раскрепощенные женщины…
(фрагмент романа Рай Incorporated)
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции
© Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

Женщина способна спасти мир, хотя утверждение это отнюдь не бесспорно

Работа на государство бывает трудна, но она необходима, и с этим невозможно спорить. Силы правопорядка сражаются со всемирным Злом, — это так романтично, так патриотично.

"Под развесистой клюквой графиня Гришка пила водку из самовара"

Александр ДЮМА-отец/Alexandre DUMAS pere/ (1802 ≈ 5.12.1870), французский писатель.
Будущий автор "Трех мушкетеров и "Графа Монте-Кристо" родился в Вилле-Коттре,

Лас Вегас всегда останется в выигрыше...

Самаэля как ветром сдуло. Только что сидел рядом в кожаном кресле коричневого цвета китайского производства, пил кока-колу через соломинку, — и вот уже нет его. Мне бы научиться так уходить по-английски.

Сюжетец: Продать себя на пару дней тому, кто больше заплатит

Слышал, что где-то там в Латвии, кажется, всем должникам по ипотеке простили 600 млн долларов. Вот. Героине просто не повезло, оказалась не в том месте и не в то время.

Top