ads

ИЗ РОССИИ С ЛЮБОВЬЮ

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

Рецензия? - скорее, отзыв, поскольку на тщательное пережевывание чтива времени не хватило, а вставить свои пять драхм захотелось.
Что есть "Петровы в гриппе"? Читать такое? -  разве что спасаясь от засилья фантазийных опусов с вампирами, магами, ведьмами, пришельцами, попаданками и прочей нечистью, когда от безысходности, что описана автором, и достаточно достоверно, и верно, и красочно, и художественно, вдруг кому-то что-то померещилось и повеяло свежестью и оригинальностью?..

Не любитель я, признаться, мрачных художественных смыслов, сквозь которые автор предлагает продираться в одиночку, пусть даже приглашение талантливо передано в прозе, а кучка критиков в воздух чепчики бросает...
Вот Антон Павлович, чей день рождения на днях отмечали, также был грустен и ироничен. А сколько лет-то минуло!.. А милейший Михаил Евграфович? А остроумнейший Михаил-свет Афанасьевич? И все на том покуда и стоим... И это наше все? - хочется спросить?.. Вот этот вот маниакально-депрессивный психоз, овладевший страной, который никак не удается ни расхлебать, ни развеять силами творческой интеллигенции как бы они не надували щеки?

Нет-с, уважаемый Сальников идет в фарватере за классиками социальной сатиры, - что ж, и честь ему за то, и хвала. Другое дело, что фарватер-то проложили, а интриги настоящей и нету: смотрим в книгу, а видим что?.. То-то и оно. Петровы как Петровы. Как Ивановы. Как Сидоровы, наконец. Пьют, опять пьют, снова пьют... и выживают, как могут.
С другой же стороны, "Петровы", конечно, интересны, как бывают интересны пациенты Канатчиковой Дачи. А к мнению экспертов-психотерапевтов человеческих душ стоит прислушаться. Какие времена, такие и нравы.
Это до чего надо было довести молодого 29-летнего, чтобы такого насочинял...
"Много раз к Петрову подсаживались люди не сказать что совсем уж пожилые, чтобы можно было заподозрить, по крайней мере, каждого из них в маразме, знакомились и принимались нести ахинею про золото партии, про бесплатные путевки в санаторий, которые давали когда-то каждый год, и про то, что всех, кто сейчас находится у власти, надо ставить к стенке. Как только кто-нибудь из безумцев упоминал эту пресловутую стенку, Петрову почему-то представлялись стоящие в ожидании расстрела Путин и Россель. Воображение рисовало их такими же, как они появлялись на телеэкране: Россель весело улыбался, Путин был серьезен, но с этакой иронией в глазах."
Главное, кто, позвольте спросить, кто позволил?

Есть в нем, в романе, нечто от бичевания человеков за бесцельно проживаемые ими годы. И ведь, - как не посмотри, - никому мучительно больно не делается от бесцельного пребывания на планете Земля. Особенно, - ежели мораль христианскую подвести под повествование, - в сравнении с истязаниями, что устроили Иисусу из Назарета римляне. Впрочем, могу ошибаться, не судите строго, давно то было.
"Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя!"
Это - о книжных реалиях, данных нам в ощущениях... Не подумайте ничего такого, не о послании о положении в стране речь, - об эмпиреях авторских всего-то...

Книга "Петровы в гриппе и вокруг него", - это общепризнано литературной богемой, - являет собой довольно редкий случай явления таланта народу. Ну, как если бы издатели случайно наткнулись на самородок, и сильно обрадовались. А что? Автослесарь Петров едет в троллейбусе и вовсю галлюцинирует. Интересно? - еще как... Причем, практически на всем протяжении романа. По-научному, у него фантасмагория наблюдается, хотя доктор говорит, что грипп. Там все вокруг гриппозные, и сюжет, кстати, тоже заразительный (или заразный, как правильно сказать?)

Читать про "петровых" хотя и утомительно, но очень познавательно для тех, кто всерьез интересуется "из-за бугра" жизнью в России... Да, и измеряет ее температуру, градус, так сказать, в тот момент, когда вирусная инфекция уже проникла в организм, а цены на лекарства выросли. Убогий, отталкивающий, удушливый окружающий мир. Засс-ные подъезды, раскуроченные лифты, грязные помойки, унылые пейзажи. И агрессивные отморозки-аборигены. И это настолько свежо, как пишет один знаток-рецензент, что твой первый день творения. Никогда не было, и вдруг опять...

И еще роман тренирует ваш вестибулярный аппарат, чтобы не заржавел, всякими разными простецкими выражениями и словечками, что также отнесено к достоинствам книги. Потому, как нам представляется, и замечен, и отмечен. И маркетинг налетел, откуда не возьмись, пристал как банный лист... "Я пригласить хочу на танец вас, и  только вас..."

Книга как лубок: народ, не ленись, покупай живопись. Тяжело дается, зато сколько удовольствия, когда поймешь, о чем, собственно, речь идет или уже куда-то так далеко зашла, что назад дороги нет... Типа, "девочке ее мать вломила тумаков". Литкритики не против. А мы, грешные, тем более. Пущай и далее трудится "на почве вспахивания литературы".

Итак. Алексей Сальников. "Петровы в гриппе и вокруг него". Читайте и обрящете.

журнал "Клаузура"

© Валерий РУБИН Canadian News Service CNS Non-profit site

About Valery Rubin

Автор блога-сайта о себе. Валерий Рубин. Инженер, журналист, редактор, блогер, литератор. Родился, учился, женился. Именно в таком порядке. Из Питера. Здесь закончил школу, поступил в Военно-Механический институт. Государство - дай Бог ему здоровья - дало возможность получить повышенную стипендию, а впридачу к ней высшее образование, интересную и престижную специальность. Полжизни отдал работе в "ящиках", командировкам. И где только не побывал. На Крайнем Севере и на Дальнем Востоке, в песках Средней Азии и на берегу Черного моря, на равнинах Балтии и в горах Кавказа. Служил начальником боевого расчета на космодроме Плесецк (секретная информация, не подлежащая разглашению). Земную жизнь пройдя наполовину, купил кота в мешке, сменил профессию и занялся журналистикой. Работал инспектором "Российской газеты" и газеты "Правда" в Северо-Западном регионе, иностранным корреспондентом "Парламентской газеты". Сотрудничал со многими печатными и сетевыми изданиями в России, Израиле и в Канаде.
«
Next
Newer Post
»
Previous
Older Post

Top