ads

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

С самого раннего утра, а можно сказать даже с ночи, в кулуарах Канатчиковой Дачи царило радостное оживление.
- Ну, наконец...
Что "наконец", когда "наконец", никто вслух не обсуждал, но счастливые лица дачников лучше всего всякого говорили сами за себя.
Только к полудню стало уже окончательно ясно, что к чему и почему.
- Правильное оно у нас, потому и разрешило. Давно было пора. Теперь можно брать. Только вот, почему не раньше? Мы бы тоже не против брать...

Постороннему было невдомек, что говорили они о правильном правительстве, а о каком - сами догадайтесь, хотя это и трудно, потому что все правительства сверху донизу у нас правильные, а неправильных даже в самой захудалой степи, в лесу или в горах наших не бывает.
А что "можно брать"? Так это каждому встречному-поперечному понятно: взятки, само собой...

Однако последний вопрос: почему не раньше? - ставил в полный тупик. Тут требовалось проявить смекалку и сообразительность. И лектор по распространению и разъяснению незамедлительно явился прямо из Москвы, которая, к счастью, оказалась сегодня под боком.
- Что ж здесь непонятного, тут же черным по белому написано: для чиновников "смягчить преступление", или ваша башка от казенных харчей уже ничего не соображает? Страна, она где?
- Где, где? - встревожились дачники и стали оглядываться по сторонам в поисках страны. - Да где же она? Куда подевалась, что ли?
- А страна делит место с двумя гвинеями: Гвинеей и Папуа-Новая Гвинея. Вот где. - Лектор знал свое дело, и был знаком с системой Станиславского и Немировича-Данченко, как держать театральную паузу. - И надо помочь ей выкарабкиваться с колен.
- А-а-а... тогда понятно... - вздохнули хором те, кому было непонятно.

Потом они почесали у себя в затылках, потому что ничего не поняли, но не хотелось признаваться себе даже в мыслях, что они серьезно отстали от остального мира в том, что касается рейтинга восприятия коррупции в обществе.
Хотя, - утешали они опять сами себя, потому что больше некому, - 138-е место тоже неплохо. Как говорится, на безрыбье и рак - рыба.
- Так, правду говорят, что теперь за взятку не будут наказывать, если обстоятельства так сложились, что не взять невозможно, когда коррупционеры в карман тебе суют без зазрения совести, - или опять наврали? - спросили они на всякий случай лектора.
- Правда, правда, - заверил тот дачников, хотя в голове у него царил полный туман по поводу "обстоятельств непреодолимой силы", когда брать просто надо. Взятку ему пока никто не предлагал, и опыта у него не было почти никакого, только из книжек да новостей Первого канала, да один раз начальство обещало премию дать, если расскажет народу про снижение пика роста инфляции и обрисует перспективы очередного прорыва и пользы инноваций. Лектор был гуманитарием, и прорыв с инновациями у него ассоциировался с прорывом в канализации. Поэтому по пути домой после лекции он трезво рассудил, что и думать об этом не стоит, потому что есть кому думать и без него. Есть правильное правительство, есть те, кто давно и успешно берет, а также есть Национальный план противодействия коррупции. У них у всех и зарплата больше, и кошелек толще, и дубинки со слезоточивым газом, и берут, прости господи, не боятся, - вот пущай они и думают.

Пациенты же всяк по-своему трактовали выступление московского лектора и долго еще не расходились, критикуя и аргументируя, но после голосования однако записали в протокол собрания, что "обстоятельства непреодолимой силы" - это когда нельзя, но очень хочется, то можно. К примеру, океанскую яхту за океаном. На том мирно и разошлись спать.

© Валерий РУБИН Canadian News Service CNS Non-profit site

About Valery Rubin

Автор блога-сайта о себе. Валерий Рубин. Инженер, журналист, редактор, блогер, литератор. Родился, учился, женился. Именно в таком порядке. Из Питера. Здесь закончил школу, поступил в Военно-Механический институт. Государство - дай Бог ему здоровья - дало возможность получить повышенную стипендию, а впридачу к ней высшее образование, интересную и престижную специальность. Полжизни отдал работе в "ящиках", командировкам. И где только не побывал. На Крайнем Севере и на Дальнем Востоке, в песках Средней Азии и на берегу Черного моря, на равнинах Балтии и в горах Кавказа. Служил начальником боевого расчета на космодроме Плесецк (секретная информация, не подлежащая разглашению). Земную жизнь пройдя наполовину, купил кота в мешке, сменил профессию и занялся журналистикой. Работал инспектором "Российской газеты" и газеты "Правда" в Северо-Западном регионе, иностранным корреспондентом "Парламентской газеты". Сотрудничал со многими печатными и сетевыми изданиями в России, Израиле и в Канаде.
«
Next
Newer Post
»
Previous
Older Post

Top