ads

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

О проблемах освоения космоса и об особой тактике американского президента рассуждает ведущий научный сотрудник Института космических исследований РАН Натан Эйсмонт.
В самый разгар пандемии, от которой Штаты страдают чуть ли не более всех, глава американского государства озаботился освоением спутника Земли.  Последний «Лунный указ» президента США, действительно, если уж не в оторопь бросает, то заставляет, что называется «крякнуть». Как будто бы Америка прямо сейчас готовится на Луне полезные ископаемые разрабатывать и бесцеремонно просит конкурентов подвинуться. Такое впечатление производит документ под названием «Исполнительный указ о поощрении международной поддержки добычи ресурсов в космосе и их использования».

Да, с одной стороны, указ действительно поощряет и приветствует заключение новых международных соглашений по Луне — так то, между американцами и их партнерами. Одновременно отвергая и принижая существующие международные документы: «Договор о космосе» 1967 года и «Соглашение о Луне» 1979 года. Эти документы Трамп критикует за неконкретность, а также отмечает, что между ними есть противоречия (правда, Соглашение 1979 года не ратифицировано не только США, но и Россией).

В любом случае, это выглядит странновато.  Коронавирус, как «современная чума», нас отодвигает в «Новое Средневековье», а глава пострадавшей от чумы державы космические утопии не сегодня-завтра воплощает. «Роскосмос» уже отреагировал в том духе, что «попытки экспроприации космического пространства и агрессивные планы по фактическому захвату территорий других планет едва ли настраивают страны на плодотворное сотрудничество».

Вместе с корреспондентом «Росбалта» над ситуацией размышляет ведущий научный сотрудник Института космических исследований РАН Натан Эйсмонт.

— Натан Андреевич, что происходит? Может, американцы и впрямь в ближайшие годы на Луну полетят и станут там добывать что-то ценное? Насколько известно, у них есть проект «Артемида», который предусматривает пилотируемую экспедицию в 2024 году и постоянную базу в 2028-м. Уже настолько они всех обошли?

 — Не все так роскошно. В ближайшие 5-10 лет вряд ли мы можем ожидать даже от США чего-то серьезного из области коммерческой деятельности на Луне. Пилотируемый полет в 2024 году — это нереалистично, конечно. 2024 год «ушел» уже. Работы ведутся с большими задержками. Те же проекты, «Орион» и другие, сильно смещаются во времени: отставание приближается к 10 годам.

Что касается постоянных баз на Луне — это все-таки очень дорого. Даже американцам приходится оглядываться на своего налогоплательщика. Сквозь Конгресс такой проект вряд ли пройдет. Здесь, скорее всего, Трампа ждет неудача.

Далее. Что можно добыть на Луне? «Добудем руду, выплавим» — это все несерьезно.  Что бы вы ни доставляли с Луны на Землю — золото и даже алмазы — обойдется много дороже. Добыча материалов возможна уж скорее на астероидах. И об этом какие-то переговоры ведутся: как это закрепить в будущих соглашениях.

—  Получается, добывать на Луне имеет смысл только ресурсы для дальнейших космических экспедиций — например, на Марс?

 — Да, скажем, воду для производства простейшего ракетного топлива, которое делается из водорода и кислорода. Энергии в космосе тьма — солнечной. Нашли на Луне воду, разложили ее на водород и кислород, заправили баки и полетели, сжигая водород в кислороде.

Правда, эта вода уже выбрасывается. И лишнее тепло сбрасывается вместе с ней. А вот использовать в космосе атомные двигатели пока не получается, именно из-за невозможности охлаждения. Там радиатор нужен размером с футбольное поле.

Впрочем, даже производство топлива для дальнейших полетов — это задача не для сегодняшнего дня и не для коммерческого использования.

 — Тогда зачем же было огород городить?

 — Нет, резон в этом есть. Что касается вопросов права — лучше все-таки заранее обговорить, в каких же рамках мы будем действовать. Хоть и не сегодня наступит возможность приступить к коммерческому освоению космического пространства, но вопросами права можно заняться уже сейчас. И занимаются, и не только американцы, но и европейцы.

Часто у держав бывает потребность делить не просто поверхность Луны, но области космического пространства. Это странно звучит, но это уже произошло. Не  в собственность делить, конечно. Но если мы совместно в космосе что-то используем, то надо договориться, чтобы хотя бы не мешать друг другу.

Есть простой пример: геостационарная орбита Земли. Там сейчас много космических аппаратов — десятки, под сотню. И они летают не очень близко, но достаточно, чтобы друг другу мешать: излучениями — да и в точках стояния они не стоят, перемещаются. Поэтому всякий раз, перед новым запуском, нужно получить разрешение Электротехнического союза — организации, которая обеспечивает  действие международного права. Не то что каждая точка кому-то принадлежит — но она согласована.

Или, например, возьмем аппараты, которые обеспечивают нас навигационными данными. Наши ГЛОНАСС, американские GPS, европейские «Галилео», еще китайские. Тоже приходится делить пространство: по высотам, параметрам орбит, наклонениям и т. д. Чтобы не сталкивались.

Своего рода «курьез»: как делили космос участники международного проекта «Рентген-Гамма». Там есть российский космический телескоп — и немецкий. Они проводят наблюдения в слегка отличающихся диапазонах рентгеновского излучения. Надо исключить дублирование: каждому свои частоты. И всю Вселенную поделили: одной половиной небесной сферы занимаются немцы, другой — мы. Обмены ведутся, но есть и право первого на какие-то результаты.

Кстати, есть и еще пример, поближе — это Антарктида. Там тоже действуют международные  договоры, которые не позволяют кому-то заявить: мол, этот участок наш. Правда, в Антарктиде не предусматривается какая-либо коммерческая деятельность. Но там такая необходимость может возникнуть и пораньше, чем на Луне. И придется пересматривать существующий договор.

— Так противоречит ли трамповский указ этой международной практике?

 — Да, подход Трампа звучит в высшей степени странно. Выпадает из общепринятой практики. Наша реакция совершенно естественна, хотя она спонтанная. Но, кроме общепринятой, есть еще практика трамповская: он во всех отношениях с партнерами начинает с шока. Шокировать — и обсудить! Трамп, вероятно, хотел всех попугать и, может быть, отвлечь внимание от вируса. Ну, а клеймить Трампа — первая естественная реакция многих сторон.

Скорее всего, все ведущие державы потом договорятся и найдут точки оптимального взаимодействия в отношении Луны. Будет ли наша страна в этом участвовать? Определенно будет! И другие страны. Любое взаимное решение будет возвращением к уже существующим договорам, где четко говорится, что кому-то одному космос не может принадлежать. Думаю, то же скажет и Европа, ей сейчас просто недосуг.
Беседовал Леонид Смирнов
https://www.rosbalt.ru/
© Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

About Valery Rubin

Автор блога-сайта о себе. Валерий Рубин. Инженер, журналист, редактор, блогер, литератор. Родился, учился, женился. Именно в таком порядке. Из Питера. Здесь закончил школу, поступил в Военно-Механический институт. Государство - дай Бог ему здоровья - дало возможность получить повышенную стипендию, а впридачу к ней высшее образование, интересную и престижную специальность. Полжизни отдал работе в "ящиках", командировкам. И где только не побывал. На Крайнем Севере и на Дальнем Востоке, в песках Средней Азии и на берегу Черного моря, на равнинах Балтии и в горах Кавказа. Служил начальником боевого расчета на космодроме Плесецк (секретная информация, не подлежащая разглашению). Земную жизнь пройдя наполовину, купил кота в мешке, сменил профессию и занялся журналистикой. Работал инспектором "Российской газеты" и газеты "Правда" в Северо-Западном регионе, иностранным корреспондентом "Парламентской газеты". Сотрудничал со многими печатными и сетевыми изданиями в России, Израиле и в Канаде.
«
Next
Newer Post
»
Previous
Older Post

Top