ads

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER


Мы нашли поблизости какую-то забегаловку под звучным именем «Лу», — дань моде на все заграничное, — где подавали холодные хот-доги, резиновую сосиску в зачерствевшей булке вместе с пойлом, которое называлось кофе. Такие заведения посещает местная шпана и блатные, чтобы перетереть, выпить пивка под сушеную воблу, зацепить фраера. Но очень хотелось есть, что поделаешь, пришлось проглотить все, включая собственную гордость. Привязанность ко всему хорошему и к хорошей еде, как частность, — учит Будда, — является одной из причин человеческих страданий. Чтобы обрести мир и спокойствие, мы должны отделить себя от своих пристрастий. Правда, просто? Тот же постулат, но в другом исполнении звучит так: «Человека характеризуют две вещи — терпение, когда ничего нет, и поведение, когда есть всё».

К восьми вечера я был на месте, хозяин уже нетерпеливо поглядывал на часы, но я не опоздал ни на минуту.

— Приступайте, как вас, кажется, Шимми. Поздравляю с первым рабочим днем, вернее, ночью. Да поможет вам бог.

Я вежливо поблагодарил и огляделся. Рабочим местом назывался небольшой канцелярский стол, на котором лежал журнал, стоял телефон и была в беспорядке набросана еще куча всякой мелочи, оставленной хозяином. Он даже не представился. Я не знал ни его имени, ни фамилии. То ли потому, что он не счел нужным или просто не верил, что я задержусь здесь надолго. И он был прав, сам того не подозревая. Главным украшением офиса были стеллажи. Нет, не так, — это были огромные, гигантские, пронумерованные по вертикали и горизонтали, легкие и прочные, подпиравшие потолок, который в этом месте исчезал под самой крышей, полупустые алюминиевые стеллажи. Рукописи и манускрипты лежали вповалку, хотя в любой самой захудалой сельской библиотеке такого беспорядка бы не потерпели. Возле стояла обыкновенная стремянка с выдвижными ступеньками. Ее, видимо, и имел в виду хозяин магазина-склада, назвав автоматизированной системой поиска заказанной посетителем рукописи. Для меня, с моей кошачьей ловкостью, полазать по полкам не было проблемой. Наоборот, потренироваться будет приятно. Однако, интересно, зачем ночью, извините, и кому нужно тащиться в антикварный магазин, неужели дня мало? Дело нечистое, и к бабке не ходи. Первым делом нужно почитать служебную инструкцию. Надо знать, за что хвататься, случись непредвиденная ситуация. «Антиквариат» странный, посетителей я пока не видел, но тоже обязаны быть странными. Да, и картотеку полистать не мешает: кто есть кто.

Я как в воду глядел. Где-то часам к двум появился первый посетитель. Дама неопределенного возраста, с цветастой шалью на голове, в очках с толстенными линзами. Круглое лицо, круглые глаза, круглые очки.

— Вы здесь работаете, молодой человек? — осведомилась она первым делом, не здороваясь, что, согласитесь, невежливо с ее стороны.

— Я — новый ночной директор, — гордо изрек я. — К вашим услугам, мадам. Ваши документы?

— Ой, какие формальности… Я ваш постоянный посетитель, Мистер Худайбердыев знает меня с первого класса школы.

Выходит, мой хозяин — Худайбердыев. Фамилия ничего мне не говорила, надо будет погуглить, что за гусь, у которого хрустальная люстра в приемной висит за десять тысяч долларов.

— На правилах и дисциплине государство держится, — отвечаю ей. — Будьте так любезны.

— Вам в инквизиции работать, мальчик, а не в антиквариате. Вот вам, вот мой читательский билет.

— Что вам угодно, сударыня, чем могу служить?

— Найдите мне, пожалуйста, «Лавку древностей» Диккенса, издания 1841 года.

— Сей момент. Присядьте, пожалуйста.

К вашему сведению, я умею не только лазать по полкам, но и быстро соображать. Диккенс… Значит, на букву «Д». Третий стеллаж, пятая полка сверху. Где-то там должен быть. Твердая цветная обложка, золотое тиснение. Ага, вижу. Проворно спускаюсь со стремянки, чтобы дамочка, оставленная без присмотра, ничего не успела стащить.

— Диккенс, как просили. Только, чур, из читальни не выносить, записей не делать. Читать можно. Располагайтесь за тем столом, пожалуйста.

Точность — вежливость королей, гласит поговорка. В данном случае, я абсолютно точно изложил посетительнице требования хозяина «Антиквариата», поскольку не был уверен, что за мной никто тайком не подглядывает.

— Спасибо, вы же не будете стоять у меня за спиной всю ночь, надеюсь…

Темнота… Мне не нужно стоять у нее за спиной, чтобы знать, что она делает. У котов есть для этого третий глаз на темечке, который не только все видит и все слышит, но еще и запоминает. Дамочка интересуется историями о ведьмах, так и запишем.
(фрагмент романа "Наглая морда")
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции 
© Валерий РУБИН "Canadian News Service" CNS Non-Profit site. 
Некоммерческое сообщество журналистов

About Valery Rubin

Автор блога-сайта о себе. Валерий Рубин. Инженер, журналист, редактор, блогер, литератор. Родился, учился, женился. Именно в таком порядке. Из Питера. Здесь закончил школу, поступил в Военно-Механический институт. Государство - дай Бог ему здоровья - дало возможность получить повышенную стипендию, а впридачу к ней высшее образование, интересную и престижную специальность. Полжизни отдал работе в "ящиках", командировкам. И где только не побывал. На Крайнем Севере и на Дальнем Востоке, в песках Средней Азии и на берегу Черного моря, на равнинах Балтии и в горах Кавказа. Служил начальником боевого расчета на космодроме Плесецк (секретная информация, не подлежащая разглашению). Земную жизнь пройдя наполовину, купил кота в мешке, сменил профессию и занялся журналистикой. Работал инспектором "Российской газеты" и газеты "Правда" в Северо-Западном регионе, иностранным корреспондентом "Парламентской газеты". Сотрудничал со многими печатными и сетевыми изданиями в России, Израиле и в Канаде.
«
Next
Newer Post
»
Previous
Older Post

Top